Темар
Замечательный спящий фотограф (с) Алягрис
Одному хорошему человеку из моего списка избранных, регулярно снятся сюжетные фентезевые сны. Один из них, с её согласия, я и выкладываю. Какой хороший рассказ бы вышел, если б не разбудили =)
31.12.2016 в 19:24
Пишет yako-kaede:

И снится чудный сон Татьяне...
Хорошо, что в ночь на 30, а не на 31, да и вообще уже совсем под утро - потому что снилась мне сегодня развесистая крипота по классическому современно-страшилочному тропу "путешествие командировочников по глубинке".
Правда, началось всё не с командировки, а с того, что я поддалась на настойчивые уговоры одной своей знакомой съездить (на её машине) с ней в гости к какой-то компании её друзей в другой город, но компания мне не понравилась, знакомая в этой компании тоже начала вести себя безобразно. В итоге я плюнула и ушла, поехала домой междугородним автобусом. Но прямого автобуса на подходящее время не было, в каком-то райцентре поменьше надо было делать пересадку на другой рейс (из "бытовых нереальностей" сна запомнился момент, что в этом малюсеньком райцентре было очень мало домов: небольшой квартал частных коттеджей и старых хаток, среди которых в центре пару магазинов и три или четыре многоэтажки, зато эти многоэтажки были этажей по 50 высотой и соединены между собой чем-то вроде многоуровневого путепровода - это мне, видимо, Адлер вспомнился - и этот проходящий рейсовый автобус и парочка местных городских маршрутов ездили по этому путепроводу, делая остановки напротив разных этажей, где специально были организованы выходы-остановки). А ещё местность там была очень холмистая, примерно как у нас под Мозырем да Могилёвом, а то и гористее, хотя я была во сне уверена, что ездила от Гомеля как раз-таки в противоположную сторону, где в реале наоборот болотистые низины, торфяные болота с гатями, и высоким обрывистым холмам и "гребёнкам", чередующимся с глубокими оврагами, взяться неоткуда.
Автостанция в этом футуристическом райцентре, тем не менее, была в привычном месте, на земле, а не на путепроводах, в окружении старых одноэтажных домов. И с пересадкой на рейс до Гомеля дело оказалось скверно: автобус, который они должны были выпустить на маршрут (последний за эти сутки - дело было поздним вечером зимой, уже стемнело давно), сломался, а на замену у них был только маленький, куда вмещалось человек на 20 меньше. Соответственно, места там отдали приоритетным категориям граждан: людям с детьми; тем, кто ехал для того, чтобы в Гомеле сесть на поезд; тем, кто приехал из деревень, и т.д., остальных, кто не торопился, попросили уступить и ждать до утра, утром найдут автобус и организуют дополнительный рейс. Но оказалось, что как раз одновременно со мной на вокзале оказался наш бывший сотрудник (который ушёл в ИП-шники по наладке компов и сетей). И его заказчики, которые подвезли его до вокзала, ещё не уехали. Так что они быстренько подняли свои местные связи и знакомства и выяснили, что из лесничества едет машина на Гомель. Они попытались уговорить тех забрать того технаря (а технарь заодно попросил и за меня). Лесники слегка мялись-отказывались, аргументируя тем, что их сотрудник поедет не прямо в Гомель, ему ещё в пару мест заехать надо, но потом посовещались с тем своим сотрудником, который ехал, и решили, что могут нас взять. И вот поехали мы в Гомель зимой в ночи на стареньком-бодреньком Мицубишевском бусике с местным лесником. Леснику я, правда, чем-то не понравилась: во всяком случае, он, пока нас ему представляли-предъявляли, долго ко мне подозрительно присматривался, задал скороговоркой какой-то вопрос, который я не поняла, на моё растерянное: "Эээ?..." - только слегка хмыкнул и после этого, вроде, успокоился на мой счет, вздохнул и сказал: "Ну, может даже и хорошо..." - и велел грузиться.
Сначала ехали по основной трассе, потом свернули на припорошенную снегом гравийку, которая по холмам через редколесье шла к одной из деревень, куда надо было непременно заехать леснику - он сказал только, что там в деревеньке в крайнем доме живёт лесник, ответственный за этот участок, и надо у того кое-что уточнить и какие-то документы забрать.
Езда зимой ночью по холмам вверх да вниз - та ещё веселуха: фары туда-сюда мечутся, всё мельтешит. А при том, вокруг снег и ночь довольно ясная - так что при моём зрении кажется, что без фар даже светлее и виднее было бы, так что остаётся только радоваться, что не я за рулём. Потому я старалась не смотреть вперёд. Т.к. от мельтешения контрастных пятен у меня ночное зрение пропадало совсем - тем более, что ещё и снег мелкий сыпать начал и ветер задувать, от чего ещё больше мельтешение (ну, густых настоящих туч не было - только такая характерная для местной погоды дымка, которая размывает лунный свет - за счет чего и освещение такое равномерно-светлое получается - и из которой может временами то гуще, то слабее, мелкий редкий снежок начинать посыпать) ), Вместо этого таращилась подальше от света, по сторонам, подальше в лес.
По пути, уже на подъездах к деревне, мы проехали мимо одного места, где в лесу недалеко от обочины было горелое пятно пару метров диаметром: как будто там то ли бензин разлили и выжгли, то ли покрышку сожгли - даже на второе больше похоже было, потому что в середине какие-то горелые ошмётки оставались. Я подивилась, но не особо, и потому ничего не сказала никому.
Но потом, когда уже впереди знак с названием деревни мелькнул, ещё одно такое же пятно обнаружилось прямо на дороге, и лесника оно очень обеспокоило: он выматерился и поддал газу, в результате чего уже на самом въезде в деревню, на перекрёстке, чуть не въехали в какого-то человека в расхристанной одежде с глубоким капюшоном. Во всяком случае, тако почудилось, когда он мелькнул в свет фар, но когда затормозили, перевели дух и присмотрелись внимательно, оказалось, что это чучело соломенное в дерюге - вроде тех, что на Масленицу делают - и старой соломенной шляпе с обвислыми полями. Причем "руки" у него ободранные - от них только обгорелая палка осталась, потомы мы их сначала и не заметили. И неподалёку от чучела ещё одно пятно вида "здесь жгли покрышку". Лесник совсем забеспокоился, снова газанул и одним рывком доехал до дома местного лесничего. Посигналил - тот вышел (очень торопливо), наш лесник выскочил и ушёл с ним в дом, о чем-то очень тихо и быстро разговаривая.
А мы с технарём остались в машине сидеть, недоумевая от происходящего.
Мы офигели ещё больше, когда лесник наш выскочил из калитки через полминуты и сказал нам:
- Кто-то из вас машину водить умеет? Ну тогда трогайтесь и поезжайте медленно дальше по маршруту. А я вас потом догоню. Вы просто не торопитесь, медленно езжайте - но, главное, не останавливайтесь. Из машины не выходите. И не подбирайте никого.
У технаря не было ни водительских прав, ни опыта вождения, так что за руль - в полном офигении от происходящего - пришлось сесть мне.
Сначала вообще тянулась на первой передаче, еле-еле, потому что думала, что лесничий там договорит себе и нас пешком догонит. Но мы так и за пределы деревни выехали (обнаруживая по пути всё такие же горелые пятна на снегу и остовы совсем недавно сгоревших хат), и уже в лес въехали - а лесника всё нет. Я в итоге рассудила, что лесник нас если и будет догонять, то на машине, так что дальше потащилась уже на прямой передаче, километров под 30-40, как раз для совершенно незнакомой бугристой-холмистой лесной дороги ночью зимой. А через пару километров устала от фар и всё-таки их выключила, только габариты оставила, после этого мне легче ориентироваться стало (потому что для меня всё вокруг выглядело примерно по освещению вот как на той фотке, которую я к посту прицепила). И вот так мы и ехали еле-еле, периодически нам казалось, что сзади кто-то едет, и мы притормаживали, но никто не показывался, так что снова начинали ехать чуть быстрее. В одном месте дорога вышла на открытый высокий берег над рекой и там мы увидели стоянку рыбаков: машины с тентом, кострище с котелком. Мне почему-то стало стрёмно и я вообще выключила все фары, какие были. Технарь предположил, что рыбаки на льду, рыбу ловят, я выехала на самый бугор над рекой, но на льду видно никого не было - и даже признаков рыбалки не было. Зима вообще была не шикбо снежная - так, только тонкий слой снежка, через который на дороге все крупные куски гравия торчат, в лесу все пеньки и купины травы тоже чернеются. А место на берегу высокое, снег ветром выдуло, так что вокруг стоянки рыбаков была голая промерзшая земля и следов, чтобы как-то оценить, как давно тут кто-то ходил, не было возможности увидеть, соответственно. Технарь предложил посигналить или выйти, постучаться в машины, но я спросила, зачем: если там кто-то есть, то они бы уже от нашей езды вокруг них проснулись и выглянули - хоть я и старалась ехать тихо-тихо, не газовать, - а если даже и кто-то есть, то что нам проку от разговора с ними: вряд ли они знают, что происходит, а нам сказали не останавливаться, не выходить. А если они все под лёд провалились и потонули - то явно не недавно и спасать уже некого, предупредим потом милицию или того же лесника, что видели среди ночи проездом на излучине подозрительно брошенные машины.
И мы поехали дальше, только мне в зеркало заднего вида показалось, что из-за машин что-то выглядывало, но непонятно, что, и вполне возможно, что это просто тени от луны и мне показалось. Габариты у машины я в результате так и забыла включить, так что поехали мы вообще без света - но, как я говорила, ночь была полнолунной и в дымке, а на земле - снег, так что было достаточно светло, как в ранние сумерки. Мы проехали чуток по лесу снова - там была уже не гравийка, а просто лесная дорога, изрядно разъезженная лесовозами, так что глубокие замерзшие колеи и гребни между ними, и у меня все внимание стало уходить на то, чтобы не съехать с гребней и не провалиться в эти колеины, но тут обнаружился глубокий овраг, разрезающий пологий, но высокий холм, и просёлок раздвоился: одна дорога пошла по одной стороне оврага, вторая - по второй. Мы решили, что они всё равно в итоге снова сойдутся в одну дорогу, когда овраг закончится, к тому же, одна дорога была разъезжена лесохозяйственной техникой, а вторая явно накатана легковушками и обычными грузовиками, так что выглядела в любом случае более перспективной в плане выезжания к людям. По ней и поехали. Ехали-ехали, уже почти добрались до вершины холма, как впереди где-то далеко за деревьями показались фары встречного автомобиля с дальним светом. И сзади вдалеке тоже. Мы порадовались - решили, что это нас лесник догоняет, подивились, что вот, не было ночью на лесной дороге никого, а тут сразу такой наплыв проезжающих. Технарь сказал, что нужно притормозить и подождать. Тут я как раз увидела сбоку от дороги подходящую лысинку, на которую можно с дороги съехать - потому что встречную машину по-любому придётся пропускать, слева почти сразу за колеями обрыв оврага. И заехала я на эту прогалину довольно глубоко, так, чтобы и вторая машина смогла тоже заехать, если понадобится, не мешая встречной. И мы стали ждать, когда к нам подъедут-приедут. И я только тут вспомнила, что у меня машина без света вообще, а бусик белый, среди окружающих хмызняков и снега среди ночи не так чтоб сразу в глаза бросится. Но почему-то включать хотя бы габариты мне очень не хотелось, я порадовалась, что мой попутчик в автомобилях нуб и про правила ПДД насчет видимости машины в темноте не задумывается, а про себя решила, что если лесник нас нагонит, но не заметит и проедет мимо, то я лучше сама его нагоню. В общем, сидели мы сидели, смотрели, как приближаются и фары спереди, и фары сзади, только мне, чем ближе они становились, стало казаться, что то ли форма фар, то ли оттенок света у них, и у тех, и у других, какой-то странный: вроде и придраться не к чему, а что-то не то. И тут сзади раздалась пальба, какие-то странные крики, похожие на очень скверное пение, и те "фары", которые сзади, резко метнулись в сторону и помчались по той дороге, что шла по левой стороне оврага, но кроме самих "фар", которые,к тому же, светили во все стороны одинаков, никакой машины за деревьями нам заметить не удалось. А за ними промчались с заметным отрывом два УАЗа, переделанных в биг-футы, с эмблемой лесхоза на бортах и с палящими по этим "фарам" из ружей и из пулемёта на крыше мужиками, заодно выкрикивающими что-то нараспев.
Те фары, что до того ехали нам на встречу, тоже стали резко и быстро отдаляться.
Мы с технарём посовещались и решили, что лучше нам вернуться вниз холма и ехать по той дороге, что слева: странные "фары" и там, и там, но на левой дороге есть ещё и лесники. Мы от них по крайней мере сможем узнать, что с нашим водителем и где он (в конце концов, наш бусик тоже казённый, с такой же эмблемой на борту, авось сразу по нам палить не станут).
Вернулись, поехали - я, кстати, только тут решила, что можно всё-таки включить габариты, а по настоянию технаря (который только сейчас сообразил, что нормальные люди ездят с фарами) ещё и ближний свет включила. Но в итоге оказалось, что лесники чуть дальше свернули (судя по свежим следам от шин) вообще вбок напрямик по прогалине, а та левая дорога действительно на вершине холма снова соединяется с правой, а внизу под холмом - ещё одна маленькая деревня, буквально с десяток домов. Места довольно открытые, странных самостоятельных "фар" вроде нигде не светится. И непонятных чучел и горелых пятен тоже вроде нигде не видно.
Съехали мы в деревню и обнаружили, что на крайнем доме как раз тоже есть вывеска, что это дом лесника, а в доме свет горит. Технарь настоял на том, чтобы мы всё-таки остановились и зашли - тем более, что как раз хозяин сам вышел посмотреть, кто это у него перед калиткой мотором тарахтит.
Я только сказала технарю, чтобы он ничего не ел и не пил в гостях. Тот удивился, почему, но я сама не могла объяснить, наплела ему какого-то бреда насчет того, что стОит нам поесть, начнут самогонку наливать, а тогда мы отсюда до утра не выберемся (а ему обязательно надо было к утру в Гомель). Когда мы выходили из машины, я возле калитки нашла тряпичный носовой платок: большой, мужской, слегка замызганный, но неюзаный и аккуратно сложенный. Подумала, что кто-то обронил, подняла, чтоб потом хозяевам отдать.
Мы зашли в дом - обычная однокомнатная хата. Там жена лесника и дочка малая, года три. Малая симпатичная и одета забавно: в хате не очень тепло, потому она бегает в штанишках с начёсом, в тапках-угги из искуственного меха и в курточке из светлого искусственного меха с капюшоном с ушками и условными пенёчками-"рожками", типа то ли коза, то овечка. Технарь стал леснику объяснять наши обстоятельства (максимально дропая всё странное и мистическое и выдумывая вместо этого прозаические объяснения - просто потому, что сам был ни в чем не уверен и не хотел показаться психом), а со мной стала пытаться общаться хозяйка: уговаривать меня, чтобы мы оба сели у них за стол, остались переночевать и т.п. А я - хотя в машине у нас и тепло было, печка же - в хате что-то слегка попылыла, как бывает когда в тепло с мороза придёшь: начинает в сон клонить, глаза в кучку. И вот я поэтому смотрю на всё как бы расфокусировано, на словах хозяйки сосредоточится никак не могу - они мимо меня как будто идут, обтекают, я только с большим трудом могу выцепить из её болтовни основную мысль: мол, оставайтесь тут, оставайтесь с нами насовсем. Взглядом сонным блуждаю по обстановке, и в периферическом расфокусированном зрении всё начинает выглядеть не так, как должно: у хозяйки вид становится какой-то кикиморский: тощая как жертва голодовки, косынки на голове нету, волосы какие-то редкие грязными патлами, почему-то вызывают ассоциации с ивой, которая, бывает, и на зиму остаётся с высохшими листьями. Хозяин вообще на кряжистый комель дерева похож. Хаты и вовсе никакой нет - вместо стен на самом деле заросли ивняка и камышей, а вместо комнаты - замёрзшее маленькое озерцо-лужица. А вместо девочки, которая вроде бы сидит на полу на одеяле играется, на снегу сидит козлёнок: нормальный, симпатичный козлёнок пуховой породы. Но со мной бывает, когда от большой усталости в сон клонит, а я пытаюсь не заснуть, что мне начинают сниться сны "поверх" реала, так что я списала свои глюки на это и виду не подала, но упёрлась, что мы уходим. И технаря за собой потащила.
Хозяева нас особо не останавливали, но когда мы до "калитки" - то есть, до основания вдающегося в эту лужицу клином сухого бережка дошли, вдруг упёрлись и потребовали, чтобы мы их дочке на прощанье "хоть тряпочку палец обмотать" подарили - сказали, мол, это у них такая местная деревенская традиция, что если кто-то зашёл случайно в незнакомый дом, где девочка растёт, надо ей на прощание обязательно что-то нитяное или тряпичное подарить, типа "на приданое" - хоть даже нитку из своей одежды выдернуть. А то, мол, иначе это плохая примета, что она себе приданого не наткёт. Мы стали переглядываться, технарь стал шарить по всему себе, искать что-то подходящее, сказал мне - мол, у тебя же несколько резинок на волосах, подари ей одну - как раз действительно будет толковый подарок. И я увидела, что хозяев аж глаза загорелись, почему-то их очень как-то нехорошо обрадовал шанс заполучить мою резинку на волосы. Я подумала, что это мало что личная вещь, так ещё и связанная с головой и волосами, то бишь, с тем, до чего любят добраться ради всякого злого колдовства, и начала искать другие варианты. И как раз вспомнила про тот носовой платок. Подошла, развернула его и девочке на колени (козе на задние ноги) расстелила. Вот, говорю, тебе, полотна кусок, будет твоему мужу носовой платок. Хозяева поняли, что вещь не моя, но формальность выполнена - и отпустили нас. Тут опять снег сыпать начал.
И мы вышли, сели в машину и я начала задом сдавать по нашей же колее всю дорогу, пока мы аж до самого холма не доехали. Технарь спросил, чего это я, почему не развернусь, даже если приспичило ехать обратно, и почему мы через деревню не проехали, а потом посмотрел, что там, где мы только что задом сдавали, уже никакой дороги нет, хотя снег сыпал совсем реденько, не успел бы её засыпать ну никак, а нормальная расчищенная дорога идёт влево, мимо той болотянки, в которую мы сначала заехали.
Я объяснила, что от заморачивания "территориальной" нечисти можно избавиться, если надеть одежду навыворот или пятиться задом, потому я и сдавала задним ходом.
Он спросил, что ли те, у кого мы были, "заодно" с теми огнями, за которыми лесники гнались, но я сказала, что думаю, что нет, но они сами этих огней боятся, потому попытались нас заморочить в качестве "отступных" перед теми огнями. И что мне почему-то кажется, что "огни" - это тоже не сама та главнёх, из-за которой так лесники переполошились и из-за которой что-то (или кого-то) сжигать приходится, нто точнее я пока не понимаю, да и объяснить. что происходит, тоже не могу. Но, видимо, нам надо ехать самим, водилу нашего ждать бессмысленно.
И мы поехали по нормальной дороге, опять через лес.
Подозреваю, что дальше должно было быть ещё много подобных крипстей (судя по настроению сна, самая жуть ещё ждала впереди), но тут меня разбудили.



URL записи

@темы: интересное, не мое